Адвокат 24 часа

Помощь адвоката в Москве 24 часа в сутки

Свяжитесь с нами
8-977-478-51-01

Приговор по статье 105 УК РФ (Покушение на убийство)

Приговор Мещанского районного суда города Москвы по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ «покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Москва                                                                                                                         16 января 2017 года

Мещанский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Ш.Т.В.,

с участием государственных обвинителей — старших помощников Мещанского межрайонного прокурора г. Москвы П.К.В., С.А.В.,

подсудимого З.А.В.,

защитника в лице адвоката Я.А.В.,

потерпевшего Ш.,

при секретаре С. Я.Н.,

рассмотрев материалы уголовного дела по обвинению

З. А.В., ***,

в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

З. А.В. совершил покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Так он, (З.А.В), в период времени с *** по ***, совместно с Ш., распивали спиртные напитки в кафе «***» по адресу: ***, где между ним (З. А.В.) и Ш. произошел конфликт на почве сделанного Ш. ему (З. А.В.) замечания и того, что последний оставил в залог кассиру кафе свой военный билет за оплату спиртного.

Далее, он (З. А.В.) *** примерно ***, находясь в строительной бытовке по адресу: ***, будучи в состоянии алкогольного опьянения, на почве ранее возникшего конфликта из личной неприязни к Ш., действуя умышленно с целью причинения смерти последнему, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя и желая наступления общественно-опасных последствий в виде смерти Ш., схватил находившийся на столе нож и высказывая в адрес потерпевшего слова угрозы убийством, нанес многочисленные удары по туловищу, верхним и нижним конечностям Ш.

В результате его (З.А.В.) противоправных действий Ш. причинены следующие телесные повреждения: два проникающих колото-резаных ранения груди и живота, которые каждое в отдельности и все в совокупности причинили вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственную угрозу для жизни и по этому признаку квалифицируются как тяжкий вред здоровью; три непроникающих колото-резаных ранения груди слева; непроникающее колото-резаное ранение передней брюшной стенки; непроникающее колото-резаное ранение поясничной области справа; непроникающее колото-резаное ранение правого бедра; колото-резаное ранение правого плеча; ранение (клинически расценено как «колото-резанное») левого плеча, вызвавшие каждое в отдельности и все в совокупности кратковременное расстройство здоровья продолжительностью менее 3-х недель от момента причинения травмы и расценивающийся как легкий вред здоровью.

Реализовать свой преступный умысел на убийство Ш. он (З.А.В.) не смог по независящим от него обстоятельствам, так как Ш. оказал активное сопротивление, выбив из рук Злобина А.В. нож, и заставил его покинуть место совершения преступления.

Допрошенный в качестве подсудимого З. А.В. факт нанесения Ш. ножевых ранений признал, однако отрицал умысел на убийство последнего, равно как и на причинение любых телесных повреждений потерпевшему.

Так из показаний подсудимого З. А.В. следует, что *** примерно *** он закончил работать и вернулся в бытовку, расположенную по адресу: ***, где на тот момент проживал в течение трех дней совместно с потерпевшим Ш. Зайдя в бытовку, он увидел там уже находившегося в состоянии алкогольного опьянения Ш., который предложил ему выпить за знакомство, на что он согласился. Вдвоем с Ш. они выпили две бутылки водки. В процессе разговора Ш. назвал фамилию человека, которая ему (З. А.В.) показалась знакомой, и они с Ш. отправились проверить наличие у них общего знакомого, а по дороге обратно зашли в кафе возле ***. Время было примерно ***. Денег у них с собой не было, Ш. посмеивался. Он (З.А.В.) заплатил *** рублей и попросил одну бутылку водки, которую они стали распивать, но не допили, при этом он (З.А.В.) оставил в залог кассиру свой военный билет, пообещав на следующий день принести деньги. Однако это не понравилось Ш., в результате чего между ними произошел конфликт. Через некоторое время они покинули заведение, примерно в *** вернулись в бытовку. Он (З. А.В.) пришел первым, Ш. за ним. Он (З. А.В.) попытался заговорить с Ш., выяснить, что ему не понравилось, в ответ Ш. вспылил, стал на него кричать и ударил его по голове ладонью. Он (З. А.В.) оттолкнул Ш. руками. После этого Ш. налетел на него, повалил на спину на кровать и придавил своим коленом в грудь, после чего нанес ему рукой несколько ударов по лицу. После этого он (З. А.В.) притворился, что потерял сознание. Ш., пытаясь привести его в чувства, плеснул ему в лицо водой, после чего стянул с кровати на пол, пододвинул стул, схватил за руку и предложил бороться на руках. Он (З.А.В.) отказался, попытался оказать Ш. сопротивление, на что Ш. нанес ему несколько ударов рукой по лицу и по носу. От ударов у него из носа пошла кровь. В это время Ш. встал и направился к компьютеру. В тот же момент он (З. А.В.) также встал и быстро направился к выходу из бытовки, собираясь убежать. Ш. это увидел, подбежал к нему, обхватил его шею и потянул назад. Он (З.А.В.) стал просить Ш. отпустить его, но Ш. не слушал, начал его душить. Видя, что Ш. его не слушает, он (З. А.В.) взял лежащий на краю стола нож, после чего, не глядя, несколько раз махнул им назад. При этом, что происходило дальше, он (З. А.В.) помнит смутно, все было как в тумане. Он не видел, куда приходились его удары ножом. Попадал он или нет в Ш., ему не известно. Сколько всего он нанес ударов ножом по телу Ш., он не знает. Затем он (З.А.В.) бросил нож и убежал. Он не отрицает, что совершил преступление, однако, утверждает, что совершил его не с умыслом причинить Ш. какие-либо повреждения, а с целью убежать от него, после того, как потерпевший стал применять к нему физическую силу и чтобы защититься от неправомерных действий последнего. В содеянном раскаивается.

Суд, выслушав подсудимого, потерпевшего, свидетеля Д., проверив письменные материалы дела, находит виновность З.А.В. установленной, подтвержденной имеющимися доказательствами:

— показаниями потерпевшего Ш., данными в судебном заседании и оглашенными в судебном заседании в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, из которых усматривается, что он с декабря 2014 года работал ***. В *** он начал работать в данной фирме на строительном объекте, расположенном по адресу: ***, и проживал там же на указанном объекте в бытовке. *** к нему в бытовку заселили З. А.В., который устроился работать в фирму разнорабочим. *** он находился в бытовке. Примерно в это же время, закончив работать, в бытовку вернулся Злобин А.В. Они сели ужинать, при этом общались и распивали спиртные напитки. Затем решили пойти в кафе «***». Находясь в указанном кафе, они продолжили употреблять спиртное, затем между ними произошел конфликт на почве того, что З.А.В. расплатился за заказ своим военным билетом, оставив его в залог. Ему (Ш.) это показалось ненормальным, так как он был в состоянии оплатить заказ. После чего он (Ш.) сделал Злобину А.В. соответствующее замечание, на которое подсудимый отреагировал нервно, сказав, чтобы он (Ш.) не лез в его дела. После того, как *** они со З.А.В. вернулись в бытовку, они продолжили распивать спиртное. Между ними снова зашел разговор о военном билете, при этом он (Ш.) сказал подсудимому, что, оставив в кафе в залог свой военный билет, он (З.А.В.) поступил неправильно. На высказанные им замечания подсудимый промолчал. Затем он (Ш.) решил выйти на улицу покурить, после чего намеревался лечь спать. Примерно в ***, направляясь к выходу из бытовки, в тот момент, когда он (Ш.) проходил возле Злобина А.В., он почувствовал сильную боль с левой стороны в подмышечной области, которая была причинена ему в результате удара ножом З. С.А. В тот момент он (Ш.) стоял спиной к З. А.В., при этом подсудимый продолжил наносить ему быстрые, резкие и сильные удары ножом по туловищу, из различных положений, в различные области тела. В результате действий подсудимого он (Ш.) испытывал сильную физическую боль. Повернувшись к З.А.В. лицом, он закричал, требуя прекратить наносить ему удары. Однако подсудимый не реагировал и продолжил наносить ему удары ножом в область туловища. Ему (Ш.) ничего не оставалось, кроме как постараться уйти от ударов З. С.А., в результате чего он сделал несколько шагов назад и уперся в стену. В свою очередь подсудимый приблизился к нему (Ш.) и снова продолжил наносить удары ножом по его туловищу. Находясь возле стены, он (Ш.) сел на пол и прикрыл тело руками, при этом он кричал и просил З. А.В. прекратить свои действия. Однако З. А.В. не останавливался и продолжал причинять ему телесные повреждения, угрожая при этом, что убьет его (Ш.). Сидя на полу и понимая, что З.А.В. не прекратит свои действия, испытывая сильный страх перед смертью, он (Ш.), насколько мог, сильно оттолкнул подсудимого от себя, в результате чего выбил из его руки нож, который упал на пол, замахнулся на него своей рукой и крикнул: «Беги!». После чего, З.А.В., испугавшись, выбежал из бытовки на улицу без верхней одежды и обуви. Никаких ударов он (Ш.) подсудимому не наносил (том 1 л.д. 86-92, 94-98);

Указанные показания потерпевший Ш. подтвердил и в ходе проведенной 12.07.2016 очной ставки с обвиняемым З. А.В. (том 2 л.д. 86-92). Данные показания судом также оглашены в судебном заседании, в порядке ст. 285 УПК РФ;

— показаниями свидетеля Д., данными в судебном заседании, из которых усматривается, что он  и В. заступил в группу немедленного реагирования. В ходе дежурства *** по указанию оперативного дежурного они проследовали к площади возле *** г. Москвы, для проверки сообщения о преступлении, которое не подтвердилось. Находясь в то время на указанной площади, их внимание привлек ранее незнакомый З. А.В., который, несмотря на холодное время года, находился на улице без теплой одежды и обуви и в состоянии алкогольного опьянения. На их вопрос, что он делает в таком виде на улице, Злобин А.В. сообщил, что он приехал из г. ***, где был ограблен неизвестными ему людьми. В связи с указанным, ими было принято решение о доставлении подсудимого в ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы. В отделе полиции примерно в *** от оперативного дежурного отдела им поступило указание выдвинуться на проверку сообщения о причинении ножевых ранений мужчине. З. А.В. в это время они разместили в комнате посетителей. После получения указания они выдвинулись по указанному адресу: ***. По прибытии на место происшествия было установлено, что по указанному адресу располагается жилой дом, а рядом по адресу: ***, располагается строительный объект, откуда и поступило сообщение о причинении ножевого ранения мужчине. К их приезду на месте происшествия находился автомобиль скорой медицинской помощи, в который медицинские работники грузили мужчину. Как впоследствии выяснилось, потерпевшим оказался Ш., поговорить с которым не удалось по причине запрета со стороны медицинских работников, которые объяснили, что Ш. находится в крайне тяжелом состоянии и его надо незамедлительно доставить в медицинское учреждение. Также на месте происшествия их ожидал сотрудник охраны указанного строительного объекта М., который пояснил, что со слов Ш. ему стало известно, что телесные повреждения ему причинил его знакомый, с которым он проживал в одной бытовке, при этом его фамилии и имени не называл. После этого на место происшествия была вызвана следственно-оперативная группа. Он (Д.) совместно с В. в это время доставил М. в ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы для дачи объяснения. П. остался охранять место происшествия до приезда группы СОГ. В отделе полиции М. увидел З.А.В. и сразу уверенно пояснил, что именно он проживал с Ш., следовательно, он причинил Ш. телесные повреждения. При этом З.А.В. ничего не ответил. О том, что М. опознал З. А.В., как лицо совершившее преступление, они доложили оперативному дежурному, после чего снова выдвинулись на место происшествие, где осуществляли его охрану вместе с П.;

— показаниями свидетеля М., данными им в ходе предварительного расследования и оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ, из которых следует, что он ***, находясь на рабочем месте примерно *** он зашел в бытовку к К. и увидел истекающего кровью Ш., который просил вызвать для него скорую медицинскую помощь. На его вопрос, что случилось, Ш. рассказал о том, что З.А.В. причинил ему многочисленные ножевые ранения. Проверив комнату, в которой жили З. А.В. и Ш., он (М.) обнаружил на полу следы крови. Спустя некоторое время приехавшие сотрудники скорой помощи забрали Ш. в больницу. А сам он (М.) отправился с сотрудниками полиции в ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы для дачи объяснений. Находясь в отделе полиции, он увидел З. А.В., на которого сразу же указал, как на человека, который со слов Ш., нанес ему телесные повреждения (том 1 л.д. 109-111).

Указанные показания свидетель М. подтвердил и в ходе проведенной *** очной ставки с подозреваемым З. А.В. (том 2 л.д. 57-59). Данные показания судом также оглашены в судебном заседании, в порядке ст. 285 УПК РФ;

— показаниями свидетеля В., данными им в ходе предварительного расследования и оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ, из которых следует, что он в *** он заступил на суточное дежурство. Около *** минут от оперативного дежурного ему поступило указание осуществить выезд в составе следственно-оперативной группы на место происшествия по адресу: ***, где мужчина получил ножевое ранение. Прибыв на место происшествия, следственно-оперативную группу встретил охранник стройки. Со слов охранника ему стало известно, что в бытовке, расположенной на территории строительного объекта, между З.А.В. и Ш. произошел конфликт, в ходе которого З.А.В. причинил Ш. множественные ножевые ранения. После этого он приступил к осмотру места происшествия. В ходе осмотра места происшествия было осмотрено помещение одной из находящейся на территории стройки бытовки, в которой были обнаружены и изъяты следы пальцев рук, шапка, вещество бурого цвета, похожего на кровь и нож. При этом нож был обнаружен возле входа в другую бытовку, где проживал другой работник стройки, со слов которого ему стало известно, что данным ножом З. А.В. причинил Ш. телесные повреждения. Также он объяснил, что указанный нож к его бытовке принес сам Ш., который рассказал данному сотруднику о случившемся (том 1 л.д. 114-116);

— показаниями свидетеля Г., данными им в ходе предварительного расследования и оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ, из которых следует, что он работает ***. Один из проектов находится по адресу: ***. В должности дизелиста на объекте работал Ш., З. А.В. работал в должности разнорабочего. *** от сотрудника службы безопасности М. ему (Г.) стало известно о том, что З. А.В. ножом причинил телесные повреждения Ш. (том 1 л.д. 117-120);

— показаниями свидетелей — сотрудников полиции П. и В., данными ими в ходе предварительного расследования и оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ, которые, по сути, аналогичны показаниям свидетеля Д., об обстоятельствах, при которых *** в ночное время они совместно с полицейским-водителем ОР ППСП ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы Д., находясь на площади возле ***, встретили ранее незнакомого З. А.В., доставили его в ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы, а сами выехали по адресу: ***, на строительный объект, откуда поступило сообщение о причинении ножевого ранения мужчине. Прибыв на место происшествия, они увидели автомобиль скорой медицинской помощи, в который медицинские работники грузили мужчину, впоследствии установленного как Ш. Также, на месте происшествия их ожидал сотрудник охраны строительного объекта М., который пояснил, что со слов Ш. ему стало известно о том, что телесные повреждения ему причинил его знакомый, с которым он проживал в одной бытовке. Далее М. был доставлен в ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы для дачи объяснений, при этом в отделе полиции, М., увидев З. А.В., сразу же пояснил, что именно Злобин А.В. проживал с Ш. и, следовательно, он причинил Ш. телесные повреждения (том 1 л.д. 127-129, 130-133);

— показаниями свидетеля К., данными им в ходе предварительного расследования и оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ, из которых следует, что он работал в *** и проживал по адресу: ***. На этом же объекте, но в другой организации работали Ш. и З. А.В. *** он (К.) находился у себя в бытовке, когда в нее кто-то постучался. Открыв дверь, он увидел Ш., который в своей руке держал кухонный нож. При этом футболка и шорты, в которые был одет Ш., были очень сильно испачканы кровью. Ш. протянул ему (К.) нож и пояснил, что З.А.В. причинил данным ножом ему телесные повреждения. Он (К.) забрал нож и кинул его справа перед входом в бытовку. Затем Ш. попросил вызвать ему скорую помощь. Он (К.) сразу же побежал на пост охраны, где попросил охранника М. вызвать скорую помощь Ш. Вызвав скорую помощь, М. зашел к нему (К.) в бытовку, при этом сам он (К.) вышел на улицу, где стал ожидать сотрудников скорой помощи, до приезда которых он к Ш. больше не подходил и о чем они разговаривали с М. ему не известно. Встретив сотрудников скорой помощи, он (К.) сопроводил их в бытовку, где помог им погрузить Ш. на носилки. При этом Ш. ничего не говорил, как ему показалось, он находился в полуобморочном состоянии (том 1 л.д. 138-140).

Судом исследованы письменные материалы дела:

— карточка происшествия № *** оператора ОВД «Красносельский» от ***, из которой усматривается, что в ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы поступило сообщение о ножевом ранении Ш. *** по адресу: *** (том 1 л.д. 33);

— карточка происшествия № *** оператора ОВД «Красносельский» от ***, из которой усматривается, что в ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы из НИИ СП им. Н.В. Склифосовского поступила телефонограмма о ножевом ранении Ш. *** (том 1 л.д. 35);

— протокол осмотра места происшествия от ***, в ходе которого в присутствии понятых осмотрено жилое помещение (вагончик) по адресу***, и изъяты нож, следы пальцев рук, шапка и смыв вещества бурого цвета (том 1 л.д. 36-40) и фототаблица к нему (том 1 л.д. 42-48);

— рапорт инспектора службы ОР ППСП ОМВД России по Красносельскому району г. Москвы П. о задержании им *** З.А.В. по подозрению в совершении преступления в отношении Ш. (том 1 л.д. 55);

— протокол личного досмотра З.А.В. от ***, проведенного в присутствии понятых, в ходе которого у З. А.В. изъята футболка (том 1 л.д. 65);

— протокол медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения № *** г. Москвы «Московский научно-практический центр наркологии Департамента здравоохранения г. Москвы» (ГБУЗ МНПЦ наркологии ДЗМ) Клинический филиал ***, согласно которому у З. А.В. установлено алкогольное опьянение (том 1 л.д. 68);

— справка из НИИ СП им. Н.В. Склифосовского от ***, согласно которой *** нарядом скорой помощи в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского был доставлен Ш. с диагнозом: множественные проникающие торакоабдоминальные (2) колото-резаные ранения. Непроникающие (3) колото-резаные ранения груди. Непроникающее колото-резаное ранение передней брюшной стенки. Колото-резаное ранение правого бедра. Колото-резаное ранение левого плеча. Ранение межреберной артерии. Ранение диафрагмы. Сквозное ранение поперечно-ободочной кишки. Гемоторакс. Гемоперитонеум. Геморрагический шок 3 ст. (том 1 л.д. 78);

— заявление Ш. о преступлении от ***, в котором он, будучи предупрежденным об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ, просит привлечь к уголовной ответственности З. А.В., который ***, находясь по адресу: ***, нанес ему многочисленные удары ножом, чем причинил тяжкий вред его здоровью (том 1 л.д. 93);

— заключение биологической судебной экспертизы № *** от ***, согласно которому на шапке, представленной на экспертизу, обнаружен пот человека мужского генетического пола (том 1 л.д. 156-158);

— заключение биологической судебной экспертизы № *** от ***, согласно которому пот, согласно заключению эксперта ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве № *** от ***, обнаруженный на шапке, произошел от Злобина А.В. (том 1 л.д. 164-167);

— заключение биологической судебной экспертизы № *** от ***, согласно которому на футболке, представленной на экспертизу, обнаружены: пот (объекты №№ 1,2) и кровь (объект № 4), произошли от З. А.В. и неизвестного лица; кровь (объект № 5) человека мужского генетического пола; кровь (объекты №№ 3,6) произошла от лица, от которого произошла кровь (объект № 5) и еще одного неизвестного лица (том 1 л.д. 173-179);

— заключение биологической судебной экспертизы № *** от ***, согласно которому на отрезке марли, представленном на экспертизу, обнаружена кровь (объект исследования), человека мужского генетического пола (том 1 л.д. 185-187);

— заключение биологической судебной экспертизы № *** от ***, согласно которому: кровь, согласно заключению эксперта ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России № *** от ***, обнаруженная на отрезке марли, произошла от Ш.; кровь (объект № 5), согласно заключению эксперта ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России № *** от ***, обнаруженная на футболке, произошла от Ш.; кровь (объекты №№ 3,6), согласно заключению эксперта ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России № *** от ***, обнаруженная на футболке, произошла от Ш. (том 1 л.д. 193-199);

— заключение криминалистической судебной экспертизы № *** от ***, согласно которому представленный на экспертизу нож, изготовлен промышленным способом, является ножом хозяйственно-бытового назначения (кухонный нож) и к холодному оружию не относится (том 1 л.д. 205);

— заключение биологической судебной экспертизы № *** от ***, согласно которому на ноже, представленном на экспертизу, обнаружена кровь (объект исследования), которая принадлежит Ш. (том 1 л.д. 211-214);

— заключение дактилоскопической судебной экспертизы № *** от ***, согласно которому четыре следа пальцев рук размерами ***, оставлены средним (дважды), указательным (дважды) пальцами левой руки Злобиным А.В. (том 1 л.д. 220-228);

— заключение дактилоскопической судебной экспертизы № 1642 от 19.07.2016, согласно которому двенадцать следов пальцев рук размерами ***, оставлены большим (дважды), средним, безымянным (дважды), мизинцем (дважды), пальцами правой руки, а так же большим пальцем левой руки (пять раз) Ш. (том 1 л.д. 237-243);

— заключение судебно-медицинской экспертизы № *** от ***, согласно которому по данным предоставленной медицинской карты у Ш. зафиксированы проникающие колото-резаные ранения (2) груди и живота (чресплевральные торакоабдоминальные): рана «3,0×1,0 см с острыми углами, ровными краями» на коже груди слева по среднеключичной линии на уровне 3-его межреберья и рана «2,5×1,0 см с острыми углами, ровными краями» на коже груди слева по передней подмышечной линии на уровне 7-го межреберья. Данные раны продолжались раневыми каналами (длины и направления которых не указаны), с повреждением по ходу раневых каналов кожи, подкожной клетчатки, мышц и фасций грудной стенки, межреберных артерий, пристеночной плевры, сквозными ранениями («3,0×1.5 см и 3,0×1,0 см») левого купола диафрагмы, ранениями («2,5×1,0 см и 1,0×0,5 см») стенки поперечно-ободочной кишки в средней трети; с излитем 500 мл крови в левую плевральную полость (левосторонний гемоторакс) и 1500 мл крови в брюшную полость (гемоперитонеум) с развитием геморрагического шока 3-ей степени. Указанные ранения причинены двумя воздействиями на левую половину передней поверхности груди пострадавшего острого предмета(-ов) с колюще-режущим свойством с направлением травмирующей силы спереди назад и сверху вниз в срок не более нескольких часов до обращения в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского *** (что подтверждается количеством, локализацией и морфологическими свойствами ран на коже, наличием раневых каналов, характером и взаиморасположением повреждений на органах и тканях по ходу раневых каналов, клинической и интраоперационной картиной); каждое в отдельности и все в совокупности причинили вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственную угрозу для жизни и по этому признаку квалифицируются как тяжкий вред здоровью (согласно п.6.1.9 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных приказом №194н Минздравсоцразвития России от 24.04.2008).

Также у Ш. зафиксированы повреждения, которые, каждое в отдельности и все в совокупности вызывают кратковременное расстройство здоровья продолжительностью менее 3-х недель (до 21 дня включительно) от момента причинения травмы и расцениваются как легкий вред здоровью (согласно п.8.1 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных приказом №194н Минздравсоцразвития России от 24.04.2008):

— непроникающие колото-резаные ранения (3) груди слева: рана «3,0×1,0 м, с острыми углами, ровными краями» на коже груди слева «в надлопаточной области», рана «3,0×1,0 см, с острыми углами, ровными краями» на коже груди слева «по лопаточной линии на уровне 5-го межреберья» (данные раны продолжаются раневыми каналами, длины который не указаны в направлении «сверху вниз, слева направо, сзади наперед» с повреждением по ходу раневых каналов кожи, подкожной клетчатки, мышц и фасций спины), рана «4,0×0,5 см, с острыми углами, ровными краями» на коже груди слева по околопозвоночной линии на уровне 10-го грудного позвонка», продолжающаяся раневым каналом «длиной 5 см», в направлении «сверху вниз, слева направо, сзади наперед» с повреждением по ходу раневого канала кожи, подкожной клетчатки, мышц и фасций спины. Данные ранения причинены тремя воздействиями на левую половину задней поверхности груди пострадавшего острого предмета(-ов) с колюще-режущим свойством с направлением травмирующей силы сверху вниз, слева направо, сзади вперед, в срок не более нескольких часов до обращения в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского *** (что подтверждается количеством, локализацией и морфологическими свойствами ран на коже, наличием и направлением раневых каналов, клинической картиной, объемом и тактикой оказания медицинской помощи);

— непроникающее колото-резаное ранение передней брюшной стенки: рана «2,0х1,0 см, с острыми углами, ровными краями» на коже средней части живота слева по среднеключичной линии, продолжающаяся раневым каналом длиной «около 8 см» в направлении «сверху вниз, спереди назад, справа налево» с повреждением по ходу раневого канала кожи, подкожной клетчатки, мышц и фасций передней брюшной стенки, — причинено воздействием на левую половину живота пострадавшего острого предмета с колюще-режущим свойством с направлением травмирующей силы сверху вниз, спереди назад, справа налево в срок не более нескольких часов до обращения в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского *** (что подтверждается локализацией и морфологическими свойствами раны на коже, наличием и направлением раневого канала, клинической картиной, объемом и тактикой оказания медицинской помощи);

— непроникающее колото-резаное ранение поясничной области справа: рана «4,0×0,5 см с острыми углами, ровными краями» на коже поясничной области справа, продолжающаяся раневым каналом «длиной 7 см», в направлении «сверху вниз, сзади наперед, справа налево», с повреждением по ходу раневого канала кожи, подкожной клетчатки, мышц и фасций поясничной области, — причинено воздействием на правую половину нижней части спины пострадавшего острого предмета с колюще-режущим свойством с направлением травмирующей силы сверху вниз, сзади вперед, справа налево в срок не более нескольких часов до обращения в НИИ СЦ им. Н.В. Склифосовского *** (что подтверждается локализацией и морфологическими свойствами раны на коже, наличием и направлением раневого канала, клинической картиной, объемом и тактикой оказания медицинской помощи);

— непроникающее колото-резаное ранение правого бедра: рана «2,0х1,0 см, с острыми углами, ровными краями» на коже передней поверхности правого бедра в верхней трети («ниже паховой складки на 1,5 см»), продолжающаяся раневым каналом, длина которого не указана в направлении «снаружи внутрь, сверху вниз», с повреждением по ходу раневого канала кожи, подкожной клетчатки, мышц и фасций правого бедра, — причинено воздействием на переднюю поверхность верхней трети правого бедра пострадавшего острого предмета с колющережущим свойством с направлением травмирующей силы сверху вниз, спереди назад, справа налево в срок не более нескольких часов до обращения в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского *** (что, подтверждается локализацией и морфологическими свойствами раны на коже, наличием и направлением раневого канала, клинической картиной, объемом и тактикой оказания медицинской помощи);

— колото-резаное ранение правого плеча: рана «3,0х1,0 см с острыми углами, ровными краями» на коже задней поверхности правого плеча в верхней трети, продолжающаяся раневым каналом длиной «5 см», направление которого не указано, с повреждением по ходу раневого канала кожи, подкожной клетчатки, мышц и фасций правого плеча, — образовалось от действия на указанную область тела пострадавшего острого предмета с колюще-режущим свойством в срок не более 1 суток до обращения в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского *** (что подтверждается локализацией и морфологическими свойствами раны на коже, наличием раневого канала, длина которого превышает размеры кожной раны, объемом и тактикой оказания медицинской помощи); ввиду отсутствия описания направления раневого канала, установить направление травмирующего воздействия не представляется возможным;

— ранение (клинически расценено как «колото-резаное») левого плеча: рана «2,5×1,0, с острыми углами, ровными краями» на коже задней поверхности левого плеча в средней трети, которая образовалась от действия острого предмета на указанную область тела пострадавшего в срок не более 1 суток до обращения в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского *** (что подтверждается локализацией и морфологическими свойствами раны на коже, объемом и тактикой оказания медицинской помощи); ввиду отсутствия описания наличия или отсутствия раневого канала, его длины и направления, более точно установить свойства травмирующего предмета и направление травмирующего воздействия не представляется возможным (том 1 л.д. 250-253);

— протокол осмотра предметов от ***, в ходе которого осмотрен нож, изъятый *** в ходе осмотра места происшествия по адресу: *** (том 1 л.д. 268-269) и постановление от *** о его признании и приобщении к уголовному делу в качестве вещественного доказательства (том 1 л.д. 273-274);

— протокол осмотра предметов от *** в ходе которого осмотрены: шапка, 11 отрезков дактилопленки со следами рук, футболка и смыв крови (том 1 л.д. 270-272) и постановление от *** об их признании и приобщении к уголовному делу в качестве вещественных доказательств (том 1 л.д. 273-274);

— протокол проверки показаний на месте от ***, в ходе которого обвиняемый Злобин А.В. в присутствии понятых, защитника и иных участников следственного действия рассказал об обстоятельствах совершенного им примерно в *** по адресу: *** преступления, а именно о том, что он нанес ножом несколько ударов по туловищу Ш. (том 2 л.д. 74-83).

Оценив все собранные по делу и исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, суд находит все доказательства, приведенные выше, а именно: показания потерпевшего, свидетелей и письменные материалы дела относимыми, достоверными, допустимыми и достаточными для разрешения уголовного дела и полностью подтверждающими вину подсудимого Злобина А.В. в совершении им покушения на убийство, то есть в совершении умышленного причинения смерти другому человеку, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку указанное в полной мере соответствует фактическим обстоятельствам дела и установлено в судебном заседании.

Проведенные по делу экспертные исследования, по мнению суда, полностью соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку выполнены специалистами, имеющими специальное образование, большой стаж экспертной работы, квалификация которых сомнений не вызывает. Заключения экспертов оформлены надлежащим образом, научно обоснованы, их выводы представляются суду ясными и понятными, оснований сомневаться в достоверности и обоснованности выводов экспертов не имеется, в связи с чем, суд принимает их как надлежащие доказательства. Другие документы также составлены в строгом соответствии с требованиями закона, облечены в надлежащую процессуальную форму, в необходимых случаях с участием понятых, которые удостоверили своими подписями в соответствующих протоколах факт проведения того или иного следственного действия и правильность его отражения в протоколе, и объективно фиксируют фактические данные, поэтому суд также принимает их как допустимые доказательства, оснований для признания вышеуказанных доказательств недопустимыми у суда не имеется. Каких-либо существенных нарушений требований уголовно-процессуального закона при их получении и составлении следственным органом допущено не было.

Переходя к анализу показаний потерпевшего и свидетелей, которые суд кладет в основу приговора, суд находит их соответствующими действительности и в полной мере доверяет показаниям допрошенных в судебном заседании потерпевшего Ш., свидетеля Д., а также оглашенным показаниям свидетелей М., В., Г., П., В., К.

Доводы защитника о том, что показания потерпевшего носят противоречивый характер, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а потому не могут быть положены в основу обвинения З. А.В. в совершении им покушения на убийство Ш., по мнению суда, не могут быть приняты во внимание, поскольку показания потерпевшего, равно как и свидетелей логичны, последовательны, в целом согласуются между собой, дополняют друг друга и объективно подтверждаются другими, исследованными в судебном заседании и приведенными выше доказательствами, и в совокупности с другими доказательствами по уголовному делу, устанавливают одни и те же факты, имеющие существенное значение для оценки деяния. Достоверность показаний указанных потерпевшего и свидетелей, положенных в основу приговора, у суда сомнений не вызывает, поскольку какой-либо заинтересованности со стороны указанных лиц при даче показаний в отношении З. А.В., равно как и оснований для его оговора, судом не установлено. При этом суд отмечает, что, каких-либо существенных противоречий относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию по настоящему уголовному делу, в показаниях потерпевшего и свидетелей не имеется. Кроме того, показания потерпевший и все свидетели давали добровольно, без какого-либо принуждения, они предварительно были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний.

Суд тщательно исследовал доводы подсудимого З. А.В., показавшего, что хотя он и причинил телесные повреждения потерпевшему, однако умысла на убийство, равно как и на причинение любых телесных повреждений Ш. у него не было. Преступление совершил в связи с неправомерными действиями самого потерпевшего, который применил к нему физическую силу и подверг его избиению, после чего он (З.А.В.), вынужденно защищаясь, взял нож и нанес им потерпевшему хаотичные удары, при этом происходящее в момент нанесения ударов не понимал.

Однако, суд относится к данным показаниям подсудимого критически, расценивает их как способ защиты З. А.В. от предъявленного обвинения, полагая их надуманными, несостоятельными, вызванными стремлением избежать уголовной ответственности и наказания за содеянное, поскольку они не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, не соответствуют фактическим обстоятельствам, объективно ничем не подтверждены и опровергаются совокупностью доказательств, приведенных выше, в том числе, вышеприведенными показаниями потерпевшего, свидетелей об обстоятельствах причинения подсудимым тяжких телесных повреждений потерпевшему, а также письменными доказательствами по делу, в частности, протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого были обнаружены и изъяты предметы, имеющие значение для уголовного дела: нож, следы пальцев рук, шапка и смыв крови; заключениями судебно-биологических, криминалистических экспертиз, заключением судебно-медицинской экспертизы о причинении Ш. телесных повреждений, в том числе и причинившим тяжкий вред его здоровью, протоколом осмотра предметов, протоколом проверки показаний З. А.В. на месте, а также другими сведениями, содержащимися в протоколах следственных действий, исследованных в судебном заседании, которым суд доверяет и из которых усматривается факт совершения подсудимым Злобиным А.В. инкриминируемого ему преступления при обстоятельствах, изложенных потерпевшим и свидетелями обвинения.

Об умысле подсудимого на совершение убийства Ш. свидетельствует совокупность фактических обстоятельств содеянного, характер действий З. А.В., способ совершения и орудие преступления, каковым является нож, количество и локализация ножевых ранений в области расположения жизненно важных органов потерпевшего, тяжесть причиненных ему телесных повреждений, а также предшествующее преступлению и последующее поведение подсудимого и потерпевшего, их взаимоотношения.

Как следует из показаний потерпевшего, в результате действий подсудимого, в тот момент, когда последний наносил ему удары ножом, он (Ш.), испытывая сильную физическую боль, закричал, требуя прекратить наносить ему удары, однако подсудимый не реагировал и продолжал наносить ему удары ножом в область туловища, также высказывая намерения на лишение его (Ш.) жизни. При этом З. С.А. наносились быстрые, резкие и сильные удары, из различных положений, в различные области тела, что подтверждается выводами проведенной в отношении потерпевшего судебно-медицинской экспертизы о количестве, локализации и тяжести телесных повреждений. Из протокола проверки показаний на месте усматривается, что подсудимый осознавал, что им наносятся удары в область туловища потерпевшего.

Таким образом, совокупность указанных обстоятельств, а также поведение З. А.В. во время преступления дают суду основания полагать о наличии у подсудимого умысла, направленного исключительно на лишение Ш. жизни.

Зафиксированная у З. А.В. «гематома» левой височной области, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № *** от ***, не влечет за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, расценивается как не причинившая вреда здоровью человека и не дает оснований полагать, что Ш. на ЗА.В. было совершено нападение и применялось насилие опасное для жизни и здоровья со стороны потерпевшего.

Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что действия потерпевшего Ш. в момент нанесения ему ударов ножом создавали реальную опасность для жизни и здоровья З. А.В. или создавали непосредственную угрозу применения такого насилия, в судебном заседании установлено не было, поэтому оснований для вывода о том, что подсудимый, нанося удары потерпевшему ножом в жизненно важный орган, оборонялся от посягательства с его стороны, действовал в состоянии сильного душевного волнения, не позволяющего ему руководить своими действиями, в состоянии необходимой обороны, либо превысил ее пределы, а также причинил колото-резаные ранения Ш. по неосторожности, в процессе нападения последнего и борьбы с ним, не имеется.

Таким образом, оценив показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, исследовав материалы дела, и проанализировав приведенные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что З. А.В. правильно привлечен к уголовной ответственности и квалифицирует его действия по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ, так как он совершил покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Судом установлено, что мотивом совершения преступления З. А.В. стали личные неприязненные отношения, возникшие в ходе ссоры с потерпевшим.

ЗА.В. *** примерно в ***, находясь в строительной бытовке по адресу: ***, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в ходе произошедшей с Ш. ссоры, на почве личной неприязни к последнему, умышленно, осознавая общественно-опасный характер и противоправность своих действий, предвидя и желая наступление общественно-опасных последствий в виде смерти Ш., ножом бытового назначения нанес последнему многочисленные удары по туловищу, верхним и нижним конечностям, в том числе в область жизненно-важных органов, причинив Ш. два проникающих колото-резаных ранения груди и живота, причинившие тяжкий вред здоровью опасный для жизни человека, а также причинил иные менее значительные повреждения, причинившие легкий вред здоровью потерпевшего. При этом преступление не было доведено подсудимым до конца, и смерть потерпевшего не наступила по не зависящим от З. А.В. обстоятельствам, поскольку Ш. оказал активное сопротивление, выбив из рук З. А.В. нож, и заставил его покинуть место совершения преступления. Таким образом, потерпевший пресек противоправную деятельность подсудимого, после чего ему впоследствии была оказана квалифицированная медицинская помощь.

Указанная квалификация полностью соответствует установленным фактическим обстоятельствам совершения преступления, конкретно совершенным З. А.В. действиям и причинам, по которым преступление не было доведено до конца.

Оснований для иной квалификации действий подсудимого, как о том указывает защитник, у суда не имеется, поскольку в ходе судебного следствия вина З. А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ нашла свое подтверждение.

При назначении подсудимому наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого.

Наличие у подсудимого ***, — суд расценивает в качестве смягчающих наказание подсудимого обстоятельств.

Обстоятельств, отягчающих наказание З. А.В., судом не установлено.

Гражданский иск по делу не заявлен.

С учетом обстоятельств содеянного, данных о личности подсудимого З. А.В., ***, по месту регистрации и по месту работы характеризующегося положительно, на учетах в наркологическом и психоневрологическом диспансерах не состоящего, смягчающих наказание подсудимого обстоятельств, его возраста, состояния здоровья, семейного положения, суд считает необходимым назначить подсудимому наказание в виде лишения свободы.

В соответствии с заключением проведенной З. А.В. амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы, З. А.В. каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством слабоумием или иным болезненным состоянием психики не страдает и не страдал в период инкриминируемого ему деяния, находился в состоянии простого алкогольного опьянения, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в настоящее время З.А.В. может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, участвовать в следственных действиях. Клинических признаков хронического алкоголизма, наркомании и токсикомании у З.А.В. не выявлено. В применении принудительных мер медицинского характера З.А.В. не нуждается. В личностной сфере З.А.В. каких-либо патологически выраженных черт, а также нарушений интеллектуальной и эмоционально-волевой регуляции поведения не выявляется. Поэтому у него не имеется таких индивидуально-психологических особенностей, которые могли оказать существенное влияние на его сознание и поведение в исследуемой ситуации. В состоянии аффекта он также не находился, о чем свидетельствует отсутствие характерной динамики эмоциональных реакций и основных клинических появлений аффекта (том 1 л.д. 264-266).

Указанная экспертиза проведена квалифицированными, компетентными специалистами, выводы ее мотивированы и обоснованы, оснований не доверять указанным выводам у суда не имеется. С учетом заключения экспертов, а также учитывая поведение З. А.В. в суде и в ходе следствия, а также учитывая характер совершенного им умышленного преступления, суд признает З. А.В. вменяемым в отношении инкриминируемого ему деяния.

Назначая З.А.В. наказание в виде лишения свободы, суд учитывает влияние назначаемого наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи, однако, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, приходит к выводу о том, что исправление подсудимого невозможно без реального отбывания им наказания. При определении срока наказания, суд учитывает положения ч. 3 ст. 66 УК РФ, и не находит каких-либо исключительных обстоятельств, позволяющих при назначении подсудимому наказания применить положения ст.ст. 64 и 73 УК РФ, а также с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности не находит оснований для изменения категории преступления.

Кроме того, суд считает нецелесообразным применение к З. А.В. дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Отбывание наказания З.А.В. суд определяет в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ в исправительной колонии строгого режима.

Также суд считает необходимым разрешить судьбу вещественных доказательств по делу.

На основании выше изложенного, руководствуясь ст.ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

З. А.В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения, избранную З.А.В. в виде заключения под стражу, — оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок отбывания наказания З. А.В. исчислять с ***, при этом зачесть в срок отбытия наказания нахождение под стражей в период предварительного и судебного следствия с ***.

Вещественные доказательства — уничтожить.

Приговор по статье 105 УК РФ (Покушение на убийство) может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд через Мещанский районный суд г. Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей в тот же срок со дня вручения копии приговора.

Источник: https://www.mos-gorsud.ru/. Приговор по статье 105 УК РФ (Покушение на убийство).